ДРЕВНИЕ ЕГИПТЯНЕ ЖАЖДАЛИ БЕССМЕРТИЯ — мысли о потустороннем ми­ре лежат в основе всей их культуры. Ни одна цивилизация не была так оза­бочена будущей жизнью и не тратила столько энергии на подготовку к ней. Покойников мумифицировали, а в гробницы щедро загружали все необхо­димое для человека, обеспечивая ему вечное жилище. Люди попроще нахо­дили последний приют в песчаных могилах, а фараоны и знать — в исполин­ском городе мертвых, некрополе, вытянувшемся вдоль западного берега Нила около Мемфиса, столицы Древнего царства Египта, возникшего около 3000 до н.э. (в Раннем царстве). Наиболее извест­ные сооружения здесь — пирамиды, гигантские, несокру­шимые склепы, выстроенные для фараонов титаническими усилиями их подданных.

МЕСТО БЕЗ ВРЕМЕНИ

Древнее царство, включавшее 6 династий (с III по VIII, но реально после VI династии последовала чехарда бессиль­ных правителей VII и VIII династий), существовало более 500 лет — примерно с 2800 до 2250 до н.э. Это был клю­чевой период в развитии египетской цивилизации. Ее нек­рополь символически расположился между животворящей рекой и бесплодными просторами Западной пустыни, как бы на границе двух зон бытия. Кстати, ландшафт нильской долины с тех пор почти не изменился.

Одни пирамиды, например в Гизе, до сих пор высятся над равниной, другие превратились в оплывшие курганы. Все они пусты — разграблены кладоискателями. Если бы больше ничего не сохрани­лось, эта эпоха оставалась бы загадкой — документов о ней прак­тически нет. К счастью, гуще всего застроенное центральное плато Саккары, южнее Гизы, дало массу ценного материала.

Большинство здешних гробниц гораздо скромнее великих пи­рамид. Это усыпальницы принцев и вельмож — так называемые мастабы («завалинки» по-арабски), прямоугольные каменные блоки. Снаружи они выглядят сплошными, но скрывают входы в подземные погребальные камеры, украшенные роскошными ба­рельефами, сюжеты которых в деталях повествуют о жизни Древ­него царства.

Аристократы, похороненные в мастабах, были землевла­дельами, поэтому барельефы отражают быт их поместий. Изображены почти все занятия: земледелие, скотоводство, охота, рыбалка, ремесла, еда, развлечения. Перед нами — застывшее время.

Типичные сюжеты: хозяин сидит за столом, уставлен­ным яствами и напитками, а вокруг собралась его семья; иг­рают сидящие на корточках арфистки, группа дам хлопает в ладоши, аккомпанируя танцовщицам; хозяин стоит перед вереницей слуг, несущих ему плоды земли и охотничью до­бычу; хозяина несут на портшезе инспектировать его уго­дья; крестьяне работают в поле; животновод помогает оте­литься корове; мясник разделывает бычка для грядущего пиршества.

Перед нами — словно кадры документального фильма. Однако, как ни странно, основа египет­ской цивилизации — река Нил — изо­бражается редко. А развитие Египта не понять, не разобравшись в сложной ди­намике его главной кормилицы.

ЖИВАЯ ВОДА

Доисторический Нил был шире и непо­стояннее сегодняшнего. Северо-восток Африки занимали бескрайние болота, населенные кочевниками, которые жи­ли охотой, рыболовством и собиратель­стом диких плодов, семян, кореньев. Однако постепенное иссушение клима­та превратило болото в пустыню, а лю­дей (в том числе переселенцев-шуеро- идов из Азии) согнало в уз­кую приречную зону, заста­вив использовать Нил для получения обильных уро­жаев.

В эпоху Древнего цар­ства его сток еще не регу­лировали плотины. Каж­дый год Нил разливался во время сезонных тропиче­ских дождей. Его воды, мутные от ила, смытого с Эфиопского нагорья, к концу июня начинали под­ниматься и заливать Еги­пет. В сентябрьский пик паводка обширная долина превра­щалась в озеро. Суша сжималась до вершин холмов, меж­ду которыми курсировали лодки. Потом вода отступала, оставляя на земле толстый слой ила — отличного природ­ного удобрения.

ПЛОДОРОДНАЯ ЗЕМЛЯ

Паводок давал жизнь этой засушливой стране, но египтяне всегда ждали его с тревогой. Если вода поднималась слабо, часть полей оставалась бесплодной; если слишком высоко, то затапливала деревни.

Сезонные разливы породили сложное водное хозяйст­во Египта. Вокруг поселков возводились защитные дам­бы. Сеть каналов и резервуаров помогала эффективнее распределять и использовать воду. Все это надо было чи­нить и поддерживать в рабочем со­стоянии. Естественно, централизо­ваное руководство работами давало заметные преимущества. Примерно к 3100 до н.э. Верхний и Нижний Еги­пет объединились в единое царство с командно-админитративной эконо­мическо системой.

С 2800 до н.э., когда возникло Древнее царство, египтяне научились по максимальному уровню воды про­гнозироваь годовой урожай и, со­ответствено, регулировать налоги. В урожайные года накапливались зерновые резервы, помогавшие пере­жить неудачные сезоны, но несколько низких паводков подряд грозили стране голодом.

Все ресурсы и приноси­мые ими доходы контроли­роваись государством. Ар­мия чиновников и писцов надзирала над трудящимися массами. За работу платили натурой. Барельефы в сак- карских мастабах показыва­ют, что писцы следили за каждым этапом полевых работ, включая транспорти­року зерна и его хранение, возвращение скота с пастбищ и его забой. При созревании урожая они прикидывали его ожидаемое количество. В Древнем Египте сельское хозяй­ство было тесно связано с религией. В Мемфисе на празд­нестве Сокара, бога мертвых и загробного мира, символичеекая пантомима представля­ла молотьбу, а вокруг горо­да прогоняли стадо коров.

Из пшеницы и ячменя, основных культур Древнего Египта, делали хлеб и пиво. Слова «хлеб и пиво» запи­саны иероглифами во всех мастабах — видимо, это бы­ло основное меню местных жителей. Большое значение име­ло выращивание льна. Он давал одежду как живым, так и мертвым.

ДАРЫ ПРИРОДЫ

В эпоху пирамид пустыню по обе стороны от ниль­ской долины населяли крупные звери. Сама река кишела рыбой и другой жив­ностью. В тростниковых плавнях останавливались на от­дых бесчисленные стаи перелетных птиц. Неудивитель­н, что охота и рыболовство относились к важнейшим за­нятиям египтян. Господин отправлялся в пустыню, сопровождаемый слу­гами. В эпоху Древнего царства охотились с помощью собак и силков. Сворами борзых затравливали газелей, сернобы­ков, оленей, зайцев. Битую дичь доставляли на кухню, а пойманную живой перед забоем откармливали, а то и скре­щивали с домашними животными для улучшения породы. 

Некоторые виды охоты стали привилегией знати. Одна­ко, возможно, это было не просто развлечением. Метание бумеранга, битье гарпуном рыбы, схватка с бегемотом, по­хоже, несли магическую нагрузку. Веками египтяне боро­лись с природой, отвоевывая у нее плодородную землю, и дикие животные символизировали для них враждебные, разрушительные стихии. Убивая дичь, человек укрощал на­ступавший на его владения хаос.

Саккарская мастаба вельможи Ти украшена динамич­ными охотничьими сценами. Видимо, при жизни покой­ный частенько навещал плавни нильской дельты. Вот он на лодке пробирается сквозь густые заросли папируса. Обильная фауна как будто не замечает охотников. Кроко­дил отдыхает на мелководье. Птицы спокойно сидят на гнездах, венчающих мощные соцветия папируса. В воде мирно плавает рыба.

Ти охотится на двух бегемотов, но сам он не хочет рис­ковать жизнью. Стоя на своем папирусном суденышке с длинным посохом в руках, он руководит действиями слуг на другой лодке. Один из них ведет ее шестом, трое ос­тальных, совершенно голых, атакуют бегемота. Сначала его забрасывают гарпунами. Потом их древки выдергива­ют, оставляя в теле животного зубчатые наконечники с привязанными веревками. Древки наживляют новыми на­конечникам и повторяют атаку. Один из людей собирает все веревки в левую руку. Бегемот мечется, стараясь вы­рваться, но уже поздно. Главный охотник бросает послед­ний гарпун, добивая жертву.

СКОТОВОДСТВО

Охотники часто ловили диких животных — антилоп, газе­лей, сернобыков, пытаясь их одомашнить, как быков, овец и ослов за тысячи лет до этого. Обычно это кончалось ничем.

Ослов эксплуатировали нещадно, как и двуногих работ­ников. Зато крупный рогатый скот пользовался у египтян любовью и нежной заботой. Особенно ценили быков. Их тщательно отбирали и щедро кормили, иногда из рук хлеб­ным мякишем. Сами скотоводы, похоже, считались отбросами обще­ства. На барельефах они часто изображены голыми, не­бритыми и забитыми. Их жизнью управляли разливы Нила. Когда вода отступала, стада коров, овец и коз за­полняли сырые пастбища. Затем, в жаркий сезон, их пе­регоняли на окраины болот нильской дельты. Здесь пас­тухи месяцами жили отшельниками на подножном корме, т.е. добывая и жаря на кострах дичь и рыбу. В конце се­зона их ждал долгий путь на юг через каналы и рукава Нила — частый сюжет саккарских барельефов. Стадо плывет, держа над водой рогатые головы. Пастухи со­провождают его на папирусных лодках или идут вброд по камням.

Высоко ценившееся мясо откормленных бычков шло на стол правящей элите. Хранить его запасы в жарком клима­те не умели, поэтому готовили сразу же. Соответственно, «мясные дни» старались приурочить к праздникам, когда в господский дом собирались гости, уминавшие за один при­сест целые туши.

ПАМЯТЬ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ

От населенных пунктов Древнего царства почти ничего не осталось — даже от столичного Мемфиса и «города солн­ца» Гелиополя, находившегося севернее, у самой дельты. Дома и даже царские дворцы строились из недолговечного материала — саманного кирпича-сырца (высушенная на солнце смесь глины с соломой) и дерева.

Зато гробницы возводились на века. На пирамиды шел первоклассный известняк из Туры, неподалеку от Саккары и Гизы. Гранит для колонн и архитравов доставляли из Асу­ана. Главной транспортной артерией был Нил. Массивные каменные блоки сплавляли на баржах в сезон разлива, а по­том тащили к стройплощадкам на деревянных салазках, в которые впрягались массы чернорабочих. Архитектурные достижения египтян впечатляют. Строи­тельств способствовало развитию вычислительного дела — точность промеров весьма совершенная. Необходи­мост вычислять периоды разлива Нила создала еги­петскую астрономию. Год исчислялся по звезде Си­риус.

РАСЦВЕТ РЕМЕСЕЛ

В сооружении некрополя участвовало множество ма­стеров. Архитекторы, ма­тематики и астрономы проектировали усыпальницы. Скульпторы вытесывали статуи и барельефы. Столяры, ювелиры, ткачи создавали декоративную погребальную у тварь. Вдохновляли их не только размышления о загроб­ном мире. Склепы полны информации о вполне земных заботах.

Прекрасно оформлена, например, гробница Хетеп-Херес, матери фараона Хеопса (Хуфу), находящаяся рядом с его Великой пирамидой в Гизе. Там найдены стулья с ножками в форме львиных лап и шкатулка в виде кузнечика. Резные побеги папируса поддерживают кресло и образуют ручку зеркала.

ДЕЛУ ВРЕМЯ, ПОТЕХЕ ЧАС

Барельефы создают впечатление, что егип­тяне Древнего царства практически не от­дыхали. Вряд ли они не знали развлечений. Наверняка власти, несмотря на расходы, устраивали подданным хотя бы религиозные праздники.

Барельефы в саккарских мас­табах демонстрируют ремеслен­нико за работой — здесь плот­ники, краснодеревщики, скульп­торы, ювелиры, гончары. Все трудятся во славу господина. Изображен и простой народ: в своих хижинах, на молитве в храме, оплакивающий умерших родных. Камень запечатлел жизнь во всех ее проявлениях. Местами иероглифы превра­щают барельефы в своего рода «комиксы». «Оставь этот яч­мень, он уже очищен», — говорит веяльщица из мастабы Ти, а ее на­парница отвечает: «Как скажешь, так и сделаю». В этом же склепе купец расхваливает клиенту вытягиваемый из футляра посох: «Тонкой работы трость, дружище! Прошу всего меру пшеницы!». «Набалдашник хорош», — соглашается покупатель, подходя поближе. В мастабе Мереруки изображены игры подростков. Обнаженные юноши занимаются акробатикой — один ба­лансирует на вытянутых руках товарища. Две команды перетягивают канат. Другие, похоже, играют в войну: мальчика со связанными за спиной руками ведут товари­щи, чтобы в следующей сцене бросить на землю и избить ногами. Очень интересна виньетка в склепе Мереруки, па которой изображены че­тыре девушки, затеявшие что-то вроде карусели: двое стоят спинами друг к другу и крутят вокруг себя подружек.

ВОЛЯ БОГОВ

Несмотря на забавы молодежи, Древнее царство было безусловно сильным, упорядоченным и консер­вативнм обществом. Оно поддер­живало божественный порядок, и фа­раон, сын Солнца, считался посланцем небес. Его задачей было поддержание стабильности и справедливости перед лицом хаоса. Этот вечный, неумолимый враг заявлял о себе еженощными победа­ми тьмы над светом и подступавшей со всех сторон бесплодной пустыней.

Для поддержания порядка фараон располагал на редкость сильной админи­страций. Высшие сановники, часто цар­ского рода, возглавляли министерства. Знать, рядовое духовенство и искусные мастера-ремесленики составляли своего рода «средний класс», относительно не­большой. Жизнь крестьян и простых ра­ботников строго контролировалась. Допол­нительню рабочую силу давали военно­пленны, превращенные в рабов.

Формально все принадлежало фараону. Фактически он часто награждал землей своих близких, и могущество вельмож и правителей областей возрастало. В каждой были свои администрации, крестьяне, ремес­ленники, стада — получались самодостаточ­ые хозяйственные единицы. Растущая неза­висимост областей (номов), особенно в Верхнем Египте, привела к распаду Древнего царства.

От фараона до поденщика и пастуха, все египтяне готовились к загробной жизни. Че­ловек считался состоящим из нескольких начал. Смерть их разделяла, но в принципе процесс был обратим. Для этого требовалось сохранить тело. Вторым важным элементом была «ка» — душа. Каждый с ней рождался и шел по жизни, но за гробом мог утратить. Выражение «уй­ти к своей ка» означало «умереть».

Египтяне верили, что покойник живет в гробнице, как в вечном доме. Очевидно, чем он роскошнее, тем лучше загробная жизнь. Сюда ставили еду и питье, поскольку трупу (точнее, его «ка») надо было питаться. Если труп сгнивал, наступала вторая смерть, на этот раз окон­чательна. Бестелесная «ка» теряла дом и обрекалась на вечные скитания во мраке — страшная участь в глазах су­еверных египтян.

Детальные представления о загробном мире варьирова­лис. Согласно одной традиции, покойники становились звездами на небе. Другая говорила о таинственном царстве мертвых за западным горизонтом, куда садится солнце. Вот почему хоронили покойных на западном берегу Нила.

К ВЕЧНОЙ ЖИЗНИ

У каждого фараона под его пирамидой на окраине Мем­фиса находился целый дворец. У восточной ее стороны строился заупокойный храм. Здесь штатные жрецы от­правляли культ мертвого монарха, получая за это назна­ченные при его жизни материальные блага. Мастабы бы­ли поскромнее, но позволить их себе тоже могла лишь аристократия. Простонародье, как правило, хорони­ли в обычных ямах, не заботясь о сохранности трупа. Но у карьеристов был шанс на лучшую долю. За бес­порочную службу фараон часто награждал красивым сар­кофагом. Внутрь этих каменных гробов клали мумии, из­готовление которых началось практически одновременно с египетской историей.

Уже к началу Древнего царства было известно, что внутренности разлагаются первыми, поэтому из трупа вынимали легкие, печень и кишки. Остальное опускали в крепкий раствор соды, обезвоживавший ткани, потом высушивали, заворачивали в пелены и клали в саркофаг.

К концу Древнего царства технология шагнула впе­ред. Пустоты в теле набивали тряпками, пропитанными бальзамической смолой. Такими же смолистыми пелена­ми покрывали труп снаружи, стараясь обленить его по­плотнее, чтобы сохранить внешние черты. На внешнем слое ткани рисовали облик покойника. В дальнейшем из черепа научились удалять мозг. Под кожу стали впры­скивать составы, разглаживающие ее сморщенную от со­ды поверхность. Покойнику вставляли искусственные глаза и надевали парик.

Бальзамирование и погребение подчинялись сложным ритуалам, включая «раскрывание рта», когда жрецы якобы возвращали мумии человеческие чувства. В гроб рядом с телом часто клали «косметичку», чтобы «ка» могла следить за собой в загробном мире. Заполнив склеп необходимой в вечной жизни утварью — мебелью, ук­рашениями, посудой — вход запечатывали. Оставалось только регулярно обслуживать гробницу. По мысли египтян, это было почти так же важно, как и со­хранить тело. Хозяин мастабы заранее договаривался со жрецами. За натуральную оплату из его поместья они при­носили жертвы в заупокойной часовне и поставляли в за­гробный мир пищу через «ложную дверь», соединяющую мертвецов с живыми.

ЗАБОТА О ПРЕДКАХ

Таким образом каждое поколение погребальным культом гарантировало вечную жизнь всех предыдущих — та в ре­зультате зависела от доброй воли потомков. Египтяне по­нимали, что сложные обряды забываются, поэтому под­страховывлись с помощью изображений, наделяя их ма­гической силой.

Образ реальности считался ее эквивалентом. Ритуал «открывания рта» мог в глазах древних не только вдохнуть чувства в мумию, но и оживить статую умершего, которую часто ставили в «сердаб» — особую камеру в мастабе за ча­совней, где отправлялись заупокойные обряды. «Ка» мертвеца могла переходить в статую и лакомиться пожертвова­ними.

Египтяне верили также в оживление барельефов и иероглифических надписей. На каменной стеле в часовне вырезали изображение покойного, сидящего за столом, полным яств. Если жрецы не выполняли своих обязан­ностей, «комиксы» на стенах склепа обеспечивали его всем необходимым. Крестьяне сеяли и жали, слуги пекли хлеб, женщины ткали — еды и одежды должно было хва­тить и без поставок извне. Магия изображений позво­ляла мертвецу наслаждаться всем, что он знал в земной жизни.

ДОСУГ ДРЕВНЕГО ЦАРСТВА

Судя по барельефам Саккары, египтяне хорошо знали спорт и азартные игры. Аристократы в свободное вре­мя охотились либо развлекались в обществе танцов­щиц и музыкантш своего гарема. возможно, не ра­ди забавы, а в ходе начальной военной подготовки. Впрочем, играли и в чехарду. Из настольных игр осо­бенно были популярны сенет и мехен.

В сенете двое соперников двигали фишки по доске, разделенной на 30 квадратов, как на гравюре эпохи Нового царства (внизу), где аллегорический поединок ведут лев с антилопой. Для них победа - подобаюшее место в загробном мире.

Мехен («змея») - игра, известная с доисторических времен. Круглый стол, разделенный на сектора, пред­ставляет собой свернувшуюся змею с головой в цент­ре. Игроки пользуются шариками и фишками в форме лежащих львов. Змея старается их «схватить». Эта игра имела символический смысл, возможно, связанный с местным способом охоты на львов, которых ловили в ловчие ямы на приманку.

РАЙСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

Верования за столетия плавно менялись, вылившись нако­нец в культ Осириса. Этот новый добрый бог сам был убит, но возвращен к жизни. Вместо ненадежного прозябания в склепе он обещал праведникам полноценное воскрешение в раю. Однако, независимо от богословских тонкостей, егип­тяне твердо знали одно — в вечность надо брать все, что дорого тебе в бренной жизни.

0
Голосов пока нет
Ваша оценка: Пусто



Мистика, тайны, открытия!

Vergesso.ru - первый мистический, развлекательный и образовательный сайт.

добавить на Яндекс

Загрузка...
Загрузка...

Партнеры

Вход на сайт

© 2011-2017. Все права защищены. При использовании материалов с сайта — ссылка на vergesso.ru обязательна.