Где в IV веке располагался Новгород — город, в коем Боян пел гимн князю Словену? Вопрс этот осложняется тем, что хорошо изученный археологами Новгород на Ильмене не содержит слои древнее XI—XII веков н.э Предполагют, что его предшественник ныне за­топлен водами озера Ильмень, но и он старше не более чем на три либо четыре столетия. Ныне археологи не имеют данных, что славяне селились близ Ильменя ра­нее VI века н.э. И этот вывод очень хорошо согласуется со сведениями «Книги Велеса».

Однако «Книга Велеса» утверждает также, что задолго до прихода славян в VI—VII веках н.э. к озеру Ильмень здесь уже был давно исчезнувший город Словенск, ос­нованный князем Словеном Старым.

Когда же это было? Обратимся к тексту книги «И были князья Славен с братом его Скифом. И тогда они узнали о распре великой на востоке и так сказали. «Идем в землю Ильмерскую и к Дунаю!» И так решили, чтобы старший сын остался у старца Ильмера. И при­шли на север, и там Славен основал свой город. А брат его Скиф был у моря, и бьш он стар, и имел сына Вен­да, а после него был внук Кисек, который был владель­цем южных степей»(Род IV, 2.1—2).

Когда происходили эти события? Может быть, во время исхода сыновей Ария из Семиречья в IX веке до н.э.? Тогда славян вытеснили саки-массагеты из Сред­ней Азии. Но Словен не сын Ария, а «распри на восто­ке» были и раньше, и позднее. (Кисек — сын Венда и внук Словена, прародитель западных немцев — жителей Гессена. А это значит, что немцы — не арии, в отличие от некоторых восточных и южных славянских родов.)

Помогают разобраться в этом вопросе легенды о Ста­ром Словене, которые приводятся в летописях хрис­тианског времени. Есть основания полагать, что все они излагают тексты ныне утраченных древних веди­ческих книг.

 

В Мазуринском летописце, список XVII века (ПСРЛ т. 31. JL, 1968), дана такая легенда.

«Лета 3099 (2591 до н.э.) Словен и Рус с роды своими отлучашася от Ексинопонта (Чернот моря) и от роду своего и от братии и хождаху по странам вселенныя, яко крылатии орли прелетаху пустыни многие, ищуще себе места на селение, и во многих местах почивающе ме- чюще их, и нигде же не обретоша себе селения. 14 лет пустыя места и страны обхождаху, дондеже дошедша езера некоею великою, Моиска зовомаго, последи Ир- мер проименовася во имя сестры их Ирмеры. Тогда вол­хование повеле им наследником места тою были. И ста­рейший Словен с родом своим и со всем, иже под ру­кою ею, седе на реце, зовомой тогда Мутная, последи же Волхов проименовасе во имя старейшаго сына Сло- венова, Волхова зовома.

Лета 3113 (2578 до н.э.) великий князь Словен поста - виша град и именоваша ею по имени своем Словенск, иже ныне зовется Великий Новград, от устие великою езера Ильмера по реце Волхову полтретья поприща. И от тою времени новопришельцы скифы начаша имено- ватисясловяня<'...>

Итак, древнейший град Словенск, судя по этой ле­генде, был основан еще в IIIтысячелетии до н э. Он современник протоиндийской цивилизации Хараппы в Индии. И я бы не стал сразу отвергать эту дату, как вы­думку книжника XVII века. Известно, что письмен­ность предки славян в то время уже владели — это подтверждают и протоиндийские надписи III тысячеле­тия до н.э., и знаменитые винчанские надписи V тыся­челетия до н.э., найденные на развалинах древних горо­дов близ Дуная. Да и легендарная «арктическая праро­дина» ведийских ариев располагалась где-то в этих мес­тах. Так что традиция летоисчисления могла быть и столь древней. Но тогда — это самая древняя из извест­ных традиций.

Ныне не принято принимать всерьез эти документы. Однако никто не подвергает сомнению ничуть не более древние индийские или китайские источники, описы­вающие столь же древние события Не исключено, что в будущем отношение к славянским источникам изменит­ся, особенно если будут найдены археологические под­тверждени существования северной арийской цивили­зации (кстати, первые подобные подтверждения были обнаружены в 1999 г. экспедицией В.Н. Демина близ Сейд-Озера на Кольском полуострове. Они обнаружили остатки древней палеолитической обсерватории долед­никовой эпохи).

Имеется в летописях и легенда, в точности по­вторяющая сказание «Книги Велеса» о Славене, Скифе и Венде, которую приводит первый новгородский епи­скоп Иоаким. Возможно, он пересказывает именно текст «Книги Велеса», которая оказалась в епископской библиотеке после того, как он вместе с Добрыней кре­стил Новгород.

«Славен з братом Скифом, имея войны многие на востоце идоша к западу, многи земли о Черном мори и на Дунае себе покориша. . И от старшего брата прозва- шася славяне <...>. Славен князь <...> иде к полуносчи и град великий созда, во свое имя Словенск нарече. А Скиф остася у Понта и Меотиса в пустынех обитати, питаяся от скот и грабительства и прозвася страна та

Скифиа Великая. По устроении Великого града умре Славен князь, а по нем владаху сынове его и внуки много сот лет. И бе князь Вандал, владая славянами, ходя всюду на север, восток и запад морем и землею, многие земли на вскрай моря повоева и народы себе покоря, возвратися во град Великий. А Вандал <...> вся земли их от моря до моря себе покори <...>».

Здесь же говорится, что потомками Славена были новгородские князья, ведущие свой род от сына Славе­на — Вандала (так Иоаким именует Венда). Судя по всему, молодой Словен, которого воспевает Боян, также из рода Словена Старого и Венда. Словен назван братом Руса. Так как Рус в «Книге Велеса» именуется сыном Богумира, мы можем заключить, что и Словен — сын Богумира и Славуни. Богумир по «Звездной книге Коля­ды» сын Дажьбога и Марены. Замечу, что и в греческих мифах Скиф и его братья почитаются сыновьями полу- женщины-полузме Ехидны, она же богиня смерти сла­вян Марена.

Богумир по «Книге Велеса» жил до Ария, значит, до Ария жили и его сыновья, и Словен Старый. Так что основание Словенска уходит в киммерийскую эпоху.

После похолодания, либо после иных бед, славяне- киммерийцы ушли с Севера. Затем их мы находим в весьма отдаленных землях. Древнейшее из известных — это, по-видимому, Малая Азия и Кавказ. Здесь распо­ложено озеро Ван, возле которого возникло Ванское царство — им правил, напримёр, царь Руса I (вновь Ван-Венед, Рус).

Однако «Звездная книга Коляды» отличает сына Сло­вена и внука Богумира Венеда от Вана. Ван жил много раньше Богумира, не был он и потомком богини смерти Марены в отличие от Венда. Венед — это новое вопло­щение Вана в Ночь Сварога, потому он имеет и темные черты, часто стремится к разрушению.

Возможно, Ван и «ваны» издревле жили в Малой Азии, затем потомки Вана приняли венедов, пришедших с Севера, и смешались с ними. Потому впоследствии образы Вана и Венеда слились.

По сказаниям «Звездной книги Коляды», Ван был первым из людей, кто женился на богине, дочери Свя- тогора — Мере (у греков им соответствуют Атлант и его дочь Меропа). Замечу, рядом с озером Ван находится Арарат (по легендам — это окаменевший Атлант-Свя- тогор). Здесь же берет начало река Мурат, впадающая в Евфрат (ей соответствует обратившаяся в реку богиня Меря-Меропа).

Меря и Ван правили в Царьграде (отождествляемо с Новгородом, куда ваны-венеды пришли из северного Словенска). Новгород-Царьгрд располагался на берегу Ильменя, так тогда называли Мраморное море.

Замечу, что древнее имя этого моря — Marmora, оно созвучно именам Мурсианское-Морианское озеро, озе­ро Мойска — так в разное время и в разных землях (об этом ниже) именовались озера, на берегах которых жили словене-венеды и стояли их стольные грады.

Потом Ван и Меря родили сына Садко. Он же потом стал у арабов Синдбадом-морехдом, а у греков — Одиссеем. Замечу, эти мореплаватели не только повто­ряют все подвиги Садко, сходны и их морские пути. В частности, и Садко, и Одиссей выходят в Черное море из Мраморного (Ильменя).

Можно предположить, что именно венеды дали имя Вендии-Индии, когда часть их переселилась в Индостан. Но все это удаляет нас на тысячи верст и на десятки столетий от того Новгорода, в котором в IV веке н.э. пел Боян.

Перенесемся в начало нашей эры. «Книга Велеса» ут­верждает, что в это время некое племя славян покинуло свою прежнюю родину (ниже'будет показано, что речь идет о словенах, а родина их — Крым со столицей — Неаполем Скифским). «Книга Велеса» говорит, что вы­селили их оттуда яги-язычники и рыбоеды-костобоие за сто лет до готов Германареха.

«И вот языци отошли на юг и оставили нас одних... и тогда напало на нас племя костобоких... Языци и кос­тобокие разили и со злобой утекали, и так продолжа­лась эта борьба двести лет. И наши родичи потекли к ляхам, и там осели за сто лет до готов Германареха» (Троян IV, 5). Ягы, языги, языци (то же что язычни­ки) — это, видимо, некие кавказские племена (возмож- ' но, принадлежавшие к разным народам), жившие в Тму­таракани близ греческой колонии Танаис (по «Книге ' Велеса», по Птолемею). Они были на службе у греков и сармат, правивших в Танаисе, Боспоре, а иногда и вое­вали с ними.   &nbsp;  -

Рыбоеды-костобоие, судя по-всему, иранские пле­мена саков-массагето (massya— авест. рыба), упомина­емые Геродотом. Эти рыбоеды изначально жили в Сред­ней Азии, победили там персидского царя Кира Вели­кого, а потом переселились в Причерноморье. Плиний в I                                                                                                                                     веке н.э. считал, что они кочевали рядом с сербами у Дона. Но уже Птолемей Александрийский (175—182), именовавший их Koestoboci, поместил их в Дакии — у Дуная рядом с венедами. Известны и имена русско-ве- недской княжны Рынды и ее сына Боя, а также царя русов Олимера, которые воевали тогда датчанами и шве­дами (по Саксону Грамматику), а затем, очевидно, и с костобокими (Дион Кассий).  &nbsp;    &nbsp;    &nbsp;    &nbsp;    &nbsp;    &nbsp;    &nbsp;    &nbsp;    &nbsp;     '

Дион Кассий Коккериан в конце II века н.э. расска­зал о Маркоманской войне в Дакии вандальских астин- гов (т.е. венедов) с косюбокими, после которой косто­бокие были истреблены. О дальнейшей судьбе костобо­ких «Книга Велеса» говорит так, что они были погло­щены славянами и иллирийцами.

Итак, мы видим, что некое племя славян-венедов бы­ло оттеснено из степей Северного Причерноморья, ви­димо — и от Неаполя Скифского (Новгорода) после войн с племенами костобоких. И ушли эти венеды к Ду­наю. Судя по всему, это и были словенс (они — венед- ского рода), до И века н.э жившие в Крыму Да и имя Неаполя-Новгороа — обычное для словен Мы знаем, что во времена Митридата (1 век до н.э.) этим городом пра­вил скифский царь Скилур, а ведь именно так должно звучать в греческих устах имя князя словен — Словена (сравни: греки славян именовали склавинами). Кста­ти, окончание «ур» может быть исконным венедским — из-за кавказского влияния (сравни. Киев — Куар).

Уйдя из Крыма, словене поселились на Дунае. Им пришлось здесь воевать со славянами-ляхам и с гота­ми. «А те озлобились на нас, и тут была борьба великая, и готы были потеснены и отогнаны к Донцу и Дону» (Бус II, 2.1). Очевидно, имеется в виду, что тогда гот­ское племя герулов переселилось к нижнему течению Дона. А также то, что готы заняли Крым и узкую полосу побережья Черного моря от Дона до Днепра (это согла­суется и с данными археологии, и со сведениями из «Истории гетов» Иордана). А германо-скандинвские саги повествуют о том, что в это время готский король Книв (его также называли Овид, Хумул, Хунгул) сын Острогота (Нидала) покорил Семиградье, где имелся го­род Новае (даты правления Книва 251—283 гг. н.э.). Очевидно, здесь имеется в виду покорение готами Кры­ма и словено-скифскоо города Неаполя Скифского.

Тогда же, по свидетельству Зосимы (I, 31, 1—2), гота­ми, а также барандами, карпами и некими уругундами (видимо, тюрко-славянскии племенами берендеев, кар­патскими славянами — карпенями, а также кавказскими племенами кимров-уйтигуро) было разгромлено Бос- порское царство, в котором правил царь Савромат IV из эллинизированного сарматского царского рода и римскии наместник Тиберий Юлий Тейран (годы лравл 275-278).

Прошло сто лет и настало время Германареха. «Книга Велеса» рассказывает, как вначале Германарех добивал­ся мира со славянами, «пил вино за дружбу возле наших воевод», а затем, нарушив мирное соглашение, «в одно лето пошел с мечом на нас» (Бус II, 2.3) О войнах вре­мен Буса и Германареха повествует чуть ли не треть тек­стов «Книги Велеса», но здесь мы обратим внимание на отрывок, который вновь ведет нас к Дунаю.

«И тут Германарех пришел к нам и напал на нас. И так нас сровняли с землей, когда мы бились... И прите - тела к нам птица божеская и сказала. «Идите на север и набросьтесь на них, когда те идут к селам нашим и па­стбищам!»; И так сотворити чы— пошли на север и на­бросились на них. И в этой распре мы их победит. И так пришли к ним и встали станом на реке Дунае...» (Бус II, 1).    &nbsp;    &nbsp;    &nbsp;    &nbsp;    &nbsp;    '

Итак, здесь говорится, что славянские племена сра­жаются с готами на севере, потом побеждают и встают станом на реке Дунае. Очевидно, что в это время, после победы, и должен был прозвучать «Боянов гимн». И бы­ло это — на Дунае.

Дунайское место жительства словен, а также дунай­ское расположение Новгорода в IV веке подтверждает и готский историк Иордан: «Склавене живут от города Новиетуна и озера, которое называется Морсианским, вплоть до Данастра Днестра) и на севере до Викслы (Вислы)» (Иордан, 35). А в другом месте: «Ведь Скифня погранична земле Германии до того места, где начина­ется река Истер Дунай) и ширится Мурсианское боло­то» (Иордан, п. 30). Значит, город Новиетун-Новгорд, столица Словении, где пел свой гимн Боян, расположен близ некоего озера и болота Морсийского (если это од­но и то же место) в верхнем течении Дуная.

Наиболее вероятно — это озеро с болотистыми бере­гами Нойзидлер-Зе (в переводе с немецкого — Новго­родское озеро). Ныне оно расположено на границе Ав­стрии и Венгрии всего в 30-ти километрах от Братисла­вы — столицы Словакии, где и поныне живут словаки — потомки новгородских словен.   ;    .

Есть рядом и гидроним, который содержит корень «мор» (отсюда Морсийское озеро-болото). Это река Мо­рава, пограничная между Австрией и Словакией. Напро­тив озера Нойзидлер-Зе Морава впадает в Дунай (кста­ти, с древности по сию пору эту землю так и называют Моравией). Иордан не говорит, что Новгород располо­жен непосредственно на этом Морсийском озере, что и затруднительно из-за болотистых берегов. И мы можем считать, что наиболее вероятное местоположение древ­него Новгорода-Новиеуна — современная столица Сло­вакии, город на берегах Дуная — Братислава.

Впрочем, древнейшее название Братиславы — По- жонь, его связывают с именем полководца римского императора Тиберия Пизона (предполагают, что Брати­слава основана на месте римской колонии). Город мно­го раз менял имя, население, разрушался и восстанавли­влся, жили здесь римляне, потом кельты, германцы, а с III   века н.э. эти места заселили славяне.

Поскольку в «Бояновом гимне» не называется имя города, в котором пел Боян, мы можем даже пред­положить, что это город Пожонь, который, возможно, также назывался и Новгородом (ибо был здесь и Новго­род — столица словен, если верить свидетельству Иор­дана). Конечно, в Словении ГУ века город с именем Новгород мог находиться и в ином месте. В 200-х ки­лометрах восточнее, на территории современной Вен­грии, сохранилась область с именем Ноград, погранич­ная со Словакией. Может быть, это воспоминание о ка­ком-то ином Новгороде, или это след подвластности тех мест Новгороду, находившемуся близ Братиславы.

Однако Новгород словаков — не единственный го­род, похожий на искомый нами Новгород.

Сам Иордан, составлявший свою «Историю гетов» в VI   веке для готских королей, правивших тогда в Италии, путал Альпы и Карпаты.

Он утверждал, что «Дакию окружают Альпы», а не Карпаты (Иордан, 34). Так что имеет смысл обратить внимание на район Словении, являющийся частью со­временной Югославии, как на место, возможно, более знакомое Иордану.

Здесь, у устья реки Дравы, также впадающей в Дунай, находятся знаменитые болота, рядом расположен город Mursa(так что эти болота вполне можно назвать Мур­сийскими, или Морсийскими, как у Иордана).

Заметим и то, что в Драву впадает речка Мура, беру­щая начало в Альпах. А чуть ниже по течению в Дунай впадает еще одна река: Морава. Словене во времена Иордана здесь уже жили. Учитывая путаницу между Альпами и Карпатами в сочинении Иордана, нельзя ис­ключать того, что Новгород-Новиетн, о котором он сообщил, расположен не в Словакии, а в Словении — южнее на 300 километров.

Однако здесь нет никакого заболоченного озера, да и эти места трудно назвать областью у «истока Истра», ибо это уже среднее течение Истра-Дуная.

Но самое главное, Боян не мог петь в этих местах, так как словене пришли сюда и принесли с собой сла­вянские (словенские) географические названия, только в VI   веке, то есть — через два века после «времени Буса».

Остался последний соискатель — Новгород Великий на Ильмене.

Некоторые археологические данные не противоречат тому, что славянские племена могли здесь поселяться среди гостеприимных финнов-ильмеров во время Вели­кого Переселения народов, когда они бежали на север от готов и гуннов.

И эти данные, хотя они и оспариваются многими ар­хеологами, все же не дают исключать того, что уже в конце IV века какие-то славянские племена появлялись у Ильменя, могли они и поставить свой городок, и даже назвать его Новгородом.

Но могло ли это поселение быть тем Новгородом, в котором пел Боян? Думаю — нет.

Это противоречит не археологии, а данным самой «Книги Велеса». Я уже приводил место, в котором Ду­най назывался рекою, куда славяне вернулись после по­беды над Германарехом. Также и в тексте дощечки III &nbsp;  32 вначале рассказано о победе Буса и Словена над Германарехом, а потом написано: «И стели мы по До­ну и Донцу, а после пошли к Дунаю, и там была мирная жизнь» (Бус I, 6:4). Здесь же сказано, что далее по Ду­наю (к южнославянской Словении) они пошли во время обров-аваров, то есть в VI веке н.э.

Есть в «Книге Велеса» и рассказ о том, когда словене в очередной раз «убежали от врагов на северу, «Но Бо- русь и Русь были разбиты рукой варяжской... И еще был народ родственный нам — ильмерский, имевший от ста до двухсот краев. Народ же наш позднее пришел из рус­ской земли и поселился среди ильмерцев... они охраня­ли нас от зла» (Бус III, 2:2). То есть — словене у Ильме­ня появились только после того, как Борусь и Русь были разбиты. Видимо, было несколько волн переселений.

Первая, едва выделяемая археологами, во времена походов Германареха (если на Ильмене и появилось сла­вянское поселение, то это еще не тот город, в котором правит Словен, где есть гостинный двор, и прочее).

Вторая волна беженцев появилась здесь после гунн­ского нашествия (в это время крепнут славянские по­селки; -возможно, уже зародился и сам Новгород). Тре­тья волна — после нашествия аваров-обров, которые «примучили дулебов», как известно по «Повести вре­менных лет». И думаю, не только дулебов, но и сосед­них дунайских словен и полян. Тогда-то в VI веке н.э. многие роды словен пошли как на юг (заселение южно­славянскй Словении), так и на север — заселение При- ильменья.

Третья волна переселения археологически хорошо видна, от этого времени обычно и начинают отсчет жизни Великого Новгорода.

Но была и четвертая волна заселения славянами этих земель — после войны с хазарами: «Явился каган, и он не радел о нас. Вначале он пришел с купцами на Русь, и были они велеречивы, а потом стали злы и стали руси­чей притеснять. И мы стали говорить: «Куда мы уйдем от них?» (...) Мы сыновья великой Руси, которая созда­валась от севера, так как не было у нас иной возможно­сти. Мы собирались в лесах ичьмерских, куда пришла небольшая часть людей из Киева»(Лют I. 1:1). Здесь речь идет о VII веке.

Об этой же волне переселений VII века говорится и в другом тексте «Книги Велеса»: «В те времена мы ушли прочь на север, и там были двести лет, и там мы оста­лись с тех пор и доныне. И сейчас мы имеем другого князя Бравлина, правнука своего деда, который говорил: "Идите на юг, на Грецколань!"&raquo;(Лют II, 7:7)

О Бравлине, опустошившем византийские колонии в Крыму, повествует также житие Стефана Сурожского: «После смерти Стефана мало лет мину, прииде рать ве­лика русскаа из Новаграда князь Бравлин силен зело». Этот Бравлин жил в IX веке, отнимем двести лет и по­лучим время основания Новгорода на Ильмене - VII    век н.э.

Во время сей четвертой волны переселений (да и ра­нее) в Новгороде на Ильмене появилось также много переселенцев из западно-славянсих земель. И они при­нимали имя словен, в то время как на родине они носи­ли иные родовые венедские имена (ободриты, прусы, вагры, руяне и т.д).

Есть даже основание утверждать, что Новгород-на- Ильмене был назван так не словенами, а западно-сла­вянскими выходцами. Словенами сей город назывался Словенском, а западно-славянсими племенами Нов- градом, потому что они вышли из Старграда (который потом стал немецким Ольденбургом: «Мы пришли от Старого града к озеру Ильмень и основали Новгород (Лют II, 7:1)».

И все это происходило, согласно «Книге Велеса», уже в VIII веке. И значит, к столице словен «Баянова гим­на» Новгород-на-Ильмене не имеет отношения (хоть гимн впоследствии и хранился в сем городе).

В связи с этим возникает вопрос: а в каких землях сохранился «Боянов гимн»? Какова была его судьба, по­сле того как он был записан в IV веке в Новгороде на Дунае?

Точно мы этого никогда не узнаем. Мне представля­етя менее вероятным то, что он мог сохраниться в сло­вацких землях, ибо там было не в пример больше, чем в далеком северном Новгороде, исторических бедствий.

Конечно, Сулакадзев поддерживал связи с Моравией. Это видно по тому, что часть из его собрания была туда увезена (имеется в виду книга «Патриарси&raquo;). Однако ес­ли бы «Боянов гимн» был им, наоборот, вывезен из Мо­равии, то он не стал бы, делая перевод, искать в тексте гимна название острова Валаам, которого там никогда не было. Так могло происходить в том случае, если Су- лакадзев как-то связывал пергамент «Боянова гимна» и Древний Новгород.

А в Новгородскую землю «Боянов гимн» вполне мог­ли привезти из Новгорода на Дунае во время одного из переселений сюда дунайских словен. Более вероятно — в VI веке, во времена обров. Но нельзя исключать и иные пути — он мог быть перенесен сюда из Киева в VII   веке, а в Киев попасть из Словении, либо — даже из Киева Антского, Приэльбрусского Кияра, куда вернулся сам Боян после службы у князя Словена.

Есть и еще одно весьма вероятное предположение о странствиях пергамента со списком «Боянова гимна». Он мог оказаться в библиотеке Ярослава Мудрого (умер в 1054 г.), который правил сначала в Новгороде, а потом в Киеве.

Как известно, дочь его Анна была выдана за короля Франции Генриха I Капета и стала королевой. Извест­но, что она привезла во Францию древнеславянские ру­нические книги, которые в основанном ею аббатстве Санлис хранились до начала XIX века. Потом в 1800-х годах они были куплены русским антикваром П.П. Дуб­ровским, привезшим их в Санкт-Петербург. Здесь они, возможно, были куплены антикваром А.И. Сулакадзе- вым. Нельзя исключать того, что среди иных рунических книг в этой библиотеке хранился также пергамент «Бо­янова гимна».

Таков, как видится, был путь «Боянова гимна» через века и тысячи верст.

Мы увидели Русь IV века н.э., Русь времен Буса и Бояна. Воистину о ней также можно сказать: «светло­светлая и украсно-украшеная земля Русская!»

Мы увидели Русколань с двумя столицами, Голунью и Кияром Алатырским, населенную десятками народов — славянами (белогорами, белоярами, новоярами, святоярами, берендеями, сербами), антами-адыгами, аланами, тюрками, кимрами, скифами, герулами, костобоками и многими иными. Мы увидели Словению, населенную словенами-венедми.

IV   век — это век переломный для судеб Древней Ру­си и всего Античного Мира. И когда мы всматриваемся в эту эпоху, перед нами встает величественный образ князя Русколани Буса из рода Белояров, отца Бояна.

Александр Асов

2.75
Средняя: 2.8 (4 голосов)
Ваша оценка: Пусто



Мистика, тайны, открытия!

Vergesso.ru - первый мистический, развлекательный и образовательный сайт.

добавить на Яндекс

Загрузка...
Загрузка...

Партнеры

Вход на сайт

© 2011-2017. Все права защищены. При использовании материалов с сайта — ссылка на vergesso.ru обязательна.