Во время ранних столкновений между кельтами и римлянами именно колесницы обратили на себя внимание римлян. Получалось так, что главным эффектом от использования колесниц была паника в стане врага - колесницы неслись к рядам противника с максимальной скоростью, осыпая передовые линии метательными копьями. Издаваемый шум и большая скорость - вот что приводило в ужас врагов. "Многие из тех, кто пытался сдерживать наступление кельтов, гибли в передних рядах, протыкаемые копьями и затаптываемые взбешенными лошадьми, запряженными в колесницы". Когда эффект психологической атаки был достигнут, воины оставляли колесницы и бросались в ближний бой. Возничие выводили колесницы из ада рукопашной схватки и отступали к периферии фронта - колесницы были всегда готовы прийти на подмогу пешим воинам.

В те года (295-225 года до рождества Христова) колесницы использовались в основном лишь как транспортные средства для перевозки пеших воинов - так же, как это практиковалось в Греции времен Гомера. Тысячы колесниц участвовали в битве Сентинума (295 г.д.р.х), в битве при Таламоне колесницы широко использовались на флангах.
"В войнах галлы использовали колесницы, запряженные двумя лошадьми," - писал Диодорус Сикулус (Diodorus Siculus), - "ими правил возничий, воин метал копья и ожидал того момента, когда можно будет её покинуть и вступить в ближний бой. При столкновении с кавалерией, колесницы осыпали противника копьями, после чего воины высаживались с них и связывали кавалерию ближним боем... Часто можно было видеть, что воины использовали в качестве возничих, щитоносцев и слуг простых крестьян"
По мере того, как галлы овладевали искусством выездки, колесницы стали выходить из употребления. Колесницы не использовались в то время, когда Цезарь завоевал галлов, и он был удивлен, узнав, что колесницы все еще используются в Британии. Страбо (Strabo) отмечал, что бретонцы используют свои колесницы в той же манере, что и некоторые из племен галлов, в то время как Диодорус Сикулус говорил что "они воюют на своих колесницах так же, как это делали греческие герои Троянской Войны".
Описание Цезарем воюющих бретонцев дает прекрасное представление об их умениях. "Сначала они пускают колесницы вдоль рядов противника, осыпая их метательными копьями; Шум колес, бешеная скорость - все это вносит панику в ряды противника. После этого они вливаются в ряды собственной кавалерии, достигают противника и вступают в ближний бой, покидая колесницы. Возничие выводят колесницы из гущи боя и останавливают их на поле боя таким образом, чтобы воины могли снова оказаться в них, если ситуация изменится и им придется отступать... Их каждодневные тренировки позволяют им достигать небывалого мастерства - возничие управляют лошадьми так, что могут момментально развернуть колесницу, даже если лошади скачут галопом. Возничий может на ходу пробежать по упряжи колесницы вперед, удерживаться впереди какое-то время и быстро вернуться назад - это они делают с легкостью канатоходца и в считанные мгновения".
Рассказывая о событиях, предшествовавших битве при Теламоне, Полибий говорит, что в армии галлов было 20 000 конницы и колесниц. Это последнее упоминание об участии колесниц в боевых действиях в континентальной Европе. Вновь они появляются только в 55 г. до н.э., когда Цезарь вторгся в Британию. Диодор пишет, что колесницы эти влеклись двумя лошадьми и могли нести возницу и воина. В битве воин сначала метал дротики с колесницы, а затем сходил к нее и сражался пешим. Похоже выглядит и рассказ Цезаря о британских колесницах. Оба автора отмечают одну немаловажную вещь - использовались колесницы против конницы. Это позволяет разрешить множество вопросов, поскольку очевидно, что сражаться так против пешего строя можно только в качестве застрельщиков. Цезарь восхищается искусством колесничих. Он рассказывает о воинах, которые могли пробегать по дышлу и вставать на ярмо.
Очень часто колесницы украшались бронзовыми украшениями, иногда - с использованием драгоценных камней и кораллов.

Вплоть до совсем недавнего времени облик кельтской колесницы можно было восстановить только по изображениям на монетах. Изображенные на них экипажи имеют боковины, составленные из двух полукругов. Несколько лет назад в Падуе, на севере Италии, обнаружили каменное надгробие с изображением колесницы такого же типа, двух людей в ней и щита, уложенного на бок. Оба полукруглых боковых фрагмента на этом рельефе изображены спереди щита, а это может означать только одно - оба они находились на одной стороне.
Хотя такое расположение выглядит несколько странным, археологические находки его подтверждают. Расстояние между колесами в колесницах из французских захоронений составляет чуть больше метра, что значительно меньше, чем у кипрской колесницы (от 1,3 до 1,7 м), на которой возница и воин стояли бок о бок. Это означает, что кельтский воин размещался позади возницы, как то и показано на монете Гостилия, а это требует большей длины колесницы и удвоенной длины сторон. Большая длина требовалась и для того, чтобы разместить в колеснице лежащего воина - так, как было сделано это во французских могильниках.

ДЕКАПИТАЦИЯ
В трудах Полибиуса встречается также упоминание о том, что кельты практиковали декапитацию поверженных врагов. "Консул Гаиус пал в битве и его голова была позже доставлена королю кельтов". После оокнчания битвы между сенонцами и римлянами, консул не ожидал никаких неприятностей до тех пор, пока "кельтские всадники не появились на горизонте - на упряжи их лошадей и на их копьях были головы. Они распевали триумфальные песни". Другим примером может служить случай, когда Бои (Boii) убил лидера римлян, отрезал голову и принес её в один из храмов кельтов. Позже череп использовался как священный кубок в различных ритуалах. Во время Пунических Войн, кельты, входившие в состав римской армии, уверовали в силу Ганнибала. Они перебили некоторое количество римлян, отрезали их головы и перешли на сторону карфагенцев со своими страшными трофеями.
"Когда их враг повержен" - писал Диодорус Сикулус - "они (галлы) отрезали головы и привязывали их к упряжи лошадей. Они прибивали головы на своих домах как это делают охотники с головами убитых животных. Они вываривали в масле головы своих врагов и бережно сохраняли их в сундуках". Страбо (Strabo) очень часто в своих трудах упоминает об этих ритуалах.
Декапитация и мумифицирование голов уничтоженных врагов - обычная практика для галлов и составляет часть их религии. Для римлян, однако, эти обряды служили лишь знаком нечеловеческой жестокости и Страбо говорил, что римляне положат этому конец.

ШУМ, ТРУБНЫЕ ЗВУКИ И ШТАНДАРТЫ
Чтобы деморализовать своих врагов, кельты часто устраивали сильный шум перед начаом битвы - громкие боевые крики, стучание оружием о щиты. Об этом встречаются упоминания в трудах Ливия.
В битве при Теламоне кельты широко использовали горны и трубы. Существует множество изображений кельтских штандартов, горнов и труб. Наиболее распространенная труба называлась "карникс". Это был длинный инструмент, украшенный на конце головой какого-нибудь животного, расположенной под прямым углом к самому инструменту. Они изображены на Гундеструпском котле и на арке в Оранже.
Голова карникса была обнаружена в Дескфорде, Шотландия. Первоначально у него были подвижная нижняя челюсть и деревянный язык, который производил глухой рокочущий звук, когда в инструмент дули. Саму трубу от карникса нашли в Таттершалл-Брид, в Линкольншире.
Подтверждает Полибий и использование рога, изображение которого можно встретить на рельефе из Бормио, северная Италия. Горнист на этом рельефе несет круглый щит с вытянутым умбоном, по типу близкий к тому, каким пользовались всадники. Там же есть и знаменосец в рогатом шлеме типа негау и со щитом сложной формы. Подобный щит можно встретить на надгробии римского помощника знаменосца с Адрианова вала (III век н.э.). Необычной формы копейное острие со значка из Бормио, а также использование очень по-кельтски выглядевших эмблем, явно восходящих к кельтским копейным наконечникам, в качестве значков бенефициариев в поздней римской армии, подводит нас к заключению, что эти наконечники и были предназначены для штандартов.

ОДИНОЧНЫЕ СРАЖЕНИЯ
Часто бывало так, что армии противников сходили на достаточно близкое расстояние перед тем, как начать сражение. Иногда воины кельтов громкими криками вызывали на поединок храбрейших воинов противника, чтобы те могли доказать свой статус. Кельтские воины выходили вперед, насмехаясь над противником и превознося свою воинскую доблесть.
Типичным примером этого может служить история о том, как Марк Кладиус Марцелус (Marcus Cladius Marcellus) убил предводителя кельтов в битве при Кластидиуме (Clastidium, 222 г.д.р.х.). Командуя небольшой армией, Марцелус столкнулся с обьединенными силами галлов. Кельты наступали в своей обычной манере, возгллавляемые своим королем, Бритомартусом (Britomartus). Бритомартус опознал Марцелуса по штандартам как командующего армией, направил свой отряд в его сторону и вызвал его на поединок. Следует отметить, что Бритомартус был значительной фигурой в военном обществе кельтов. Внешними признаками этого служила броня, богато отделанная золотом и серебром. "Эта броня будет хорошим подарком богам" - так думал Марцелус, сходясь в поединке с галлом. Одним сильным ударом римлянин пробил панцирь галла и поверг его наземь бездыханным. Позже он преподнес броню как дар Юпитеру.

ЖЕНЩИНЫ-ВОИНЫ
Про все племена кельтов, которые обитали на островах и на материке, можно сказать одно - женщины сражались вместе с мужчинами. Племена кельтов связывало то, что часто семьи посылали своих детей в услужение знатному правителю из другого племени. Ребенок рос в приютившем его племени, сближался со сверстниками - это укрепляло связь племен, сближало семейные кланы кельтов. Такие связи позволяли избегать многих неприятных вещей, наподобие кровной мести...
Очень часто обучением молодых людей воинскому ремеслу занимались не ветераны племени (которым, как правило, хватало своих забот), а женщины-воины. Пожалуй одной из главных ролей женщины-воина в общественномм устройстве кельтов была как раз роль учителя, наставника. В легендах существует упоминание о том, как ирландский герой Качалэйн (Cuchulainn) совершил поход в Альбу (древнее название Шотландии) чтобы научиться мудрости и воинским навыкам у Скэтэч (Scathach). Скэтэч - "богиня", как её иногда называли, - была одной из самых известных женщин-воинов своего времени.
Другой знаменитой женщиной-воином была королева Будикка из племени Айсини (Iceni). Именно она наиболее яростно сопротивлялась вторжению римлян в Британию. В память её подвигов в северной части Вестминстерского Моста в Лондоне установлена скульптурная композиция, изображающая королеву с дочерьми. Как раз недалеко от Лондона археологические раскпоки позволили найти место, кто королева Будикка вместе с воинами своего племени сожгла дотла форпост римлян. Позже королеве пришлось отступить с занимаемых ею позиций под натиском превосходящих сил римлян. Королева закончила свой жизненный путь самоубийством - она попала в окружение римлян вместе со своими дочерьми и они предпочли убить себя, нежели попасть в руки римлян. Вот как описал королеву римский летописец Дио Кассиус (Dio Cassius) "... она была женщиной крупного и крепкого сложения с громким и жестким голосом. Масса длинных рыжих волос спадала с её плеч до колен".
Пожалуй, можно сказать, что если бы кельтам удалось выстоять в борьбе с римлянами, сейчас мир выглядел бы по иному. Кельты чтили своих предков и равенство между мужчиной и женщиной входило в устои их общества. Можно предположить, что если бы кельты сохранили свою нацию, то сегодняшний мир был бы в какой-то степени избавлен от проблемы равенства полов и был бы в чем-то более сбалансирован...

0
Голосов пока нет
Ваша оценка: Пусто



Мистика, тайны, открытия!

Vergesso.ru - первый мистический, развлекательный и образовательный сайт.

добавить на Яндекс

Загрузка...
Загрузка...

Партнеры

Вход на сайт

© 2011-2017. Все права защищены. При использовании материалов с сайта — ссылка на vergesso.ru обязательна.