В Испании существовало жесткое различие между чародейством и еретическим колдовством; чародейство яростно преследовалось на протяжении многих столетий, нападки же на колдовскую ересь носили ограниченный характер. Эта умеренность была следствием того, что страну полностью контролировала испанская инквизиция, националистическая по сути и независимая от Рима. Благодаря этому обстоятельству Испания, где истребители еретиков имели больше власти, чем их французские и немецкие собратья, меньше пострадала от охоты на ведьм, хотя фактически испанская инквизиция сожгла самое большое количество еретиков в Европе.

Чародейство существовало повсюду. Вследствие смешения культур христианизированного язычества римского времени, суеверий вестготских завоевателей V-VII вв., мавританских традиций астрологии и гадания и оккультных традиций евреев — предрассудки глубоко укоренились в Испании. Астрология и некромантия являлись официальными курсами в университетах. Внешние проявления суеверий, магии и колдовства продолжались до нового времени.

Так, например, с 1370г. в Кастилии были объявлены еретиками и гадальщики, и те, кто получал у них советы. Если они были мирянами, то их должны были наказывать правительственные чиновники, если они относились к духовенству — епископы (закон 1387г.). Запрет был усилен в 1414г. Но, по-видимому, на него мало обращали внимание. Так, Сирвело, только в 1539г. написавший первую испанскую книгу о колдовстве, считал, что чародейство должно находиться под контролем светских властей (игнорируя тем самым его непременную еретичность).

Франциско Хименес, инквизитор Толедо (1436- 1517)

Проблема еретичности чародейства рано стала предметом дискуссий, но область действий, допускаемых законом, долго выходила за рамки ограничений, установленных в «Re.pe.r-torium Inquisitorum» (1494г.) и в испанском издании трудов инквизитора Эймерика, опубликованном в 1585г. Франсиско Пеньей.

В этот период сомнительных определений инквизиторы проявляли относительную терпимость, зависившую от их личных качеств; одно и то же правонарушение могло быть по-разному наказано различными судами. Каждый инквизитор работал под строгим наблюдением Супремы, высшего политического руководства всего корпуса испанской инквизиции, который в 1568г.(!) выносил порицание инквизитору, наложившему штраф за произнесение заговора с целью исцеления болезни (видимо, данный случай рассматривался как нееретическое чародейство). С другой стороны, в 1585г. сарагосские инквизиторы не получили выговора, когда вынесли вердикт, что хранение пальца мертвого человека в качестве талисмана является ересью.

Поведение мирянина регулировалось эдиктом Великого инквизитора Алонсо Манрике, принятым в начале XV!B. Обязанностью католика было доносить инквизиции на любого, кто оказывал гостеприимство домашним духам, применял любой способ гадания, вычерчивал круги для вызывания демонов, использовал астрологию для предсказания будущего, хранил зеркала или кольца для связывания духов, обладал grimoires или любыми другими магическими книгами.

Сторонники теории о еретичности чародейства особенно вдохновлялись буллой папы Сикста V от 1585г., в которой осуждались и объявлялись ересью все гадания (включая астрологию), заклинания, видимость власти над демонами, все виды чародейства, магия и предрассудки. Супрема осуществляла распространение данной буллы вплоть до начала следующего столетия. За три года до этого, в 1582г., Испания выступила против преподавания в Саламанкском университете астрологии (которая считалась ересью из-за использования при гадании) и внесла труды по данному предмету в список запрещенных книг. В течение XVIIe. меры против астрологии были усилены, и еще в 1796г. инквизиция обвиняла своих светских коллег в том, что они расчитывают положения планет.

Начиная с 1600г., инквизиция распространила свою юрисдикцию на все типы чародейства, даже когда подозрение в ереси считалось незначительным, и часто принуждала епископские или гражданские суды передавать ей своих подсудимых. В результате обвиняемый редко подвергался пыткам в двух или трех судах (как было в случае с де Ре) и наказания испанской инквизиции были легче, чем у светских судов.

После того, как версия о договоре с дьяволом оправдала настороженное отношение испанской инквизиции к чародейству, распространилось множество инструкций по допросу подозреваемых. В одной из них, «Praxis Procedento» (1655), Супрема дает образец того, как следует допрашивать zahori, того, кто может видеть сквозь предметы (например, через землю) и находить спрятанные предметы. Поскольку повсеместно верили, что спрятанные сокровища охраняются демонами, zahori должен был признаться в договоре с ними.

Когда пришло время, и вся Европа стала высмеивать чародейство и наказывать чародеев как мошенников, испанская инквизиция все еще была убеждена в реальности магии вплоть до Х1Хв. Так, например, 15 октября 1818г. севильский трибунал приговорил Анну Барберо за богохульство, клевету и договор с Дьяволом к двум сотням ударов розгой и 6-летнему изгнанию (позже замененному 8 годами в исправительном доме для проституток). Похожий приговор был вынесен Франциске Ромеро f8 июня 1819г. Возможно, потому что в Х1Хв. состоялось очень мало судов над морисками и иудеями, испанская инквизиция находила больше времени для преследования за чародейство (как и папская инквизиция в южной Франции, посчитавшая необходимым объявить колдовство ересью после того, как она успешно уничтожила альбигойцев). Генри Ли заметил, что в Толедо с 1575 по 1610 гг. только полтора процента всех дел относилось к чародейству, а в период с 1648 по 1749 гг. это соотношение поднялось более чем до восьми процентов. С 1780 по 1820 гг., в последние сорок лет работы испанской инквизиции, почти 70 процентов судов были основаны на суевериях (не включая maleficia).

То, что Испания была избавлена от кошмарной охоты на ведьм, охватившей в свое время Францию и Германию, частично было связано с географическими условиями (поскольку Испания лежала в стороне от основного течения европейской мысли) и частично с испанской инквизицией. Другие окраинные страны (например, скандинавские) также были избавлены от этого безумия, но по противоположной причине — потому что папская инквизиция не достигла их. В 1436г., когда во Франции и Италии сжигали женщин за посещение шабаша, епископ Авиль-ский, ученейший Альфонсо Тостадо, заявил, что шабаш — это бред, вызываемый снадобьями. Даже легковерный де Спина полагал, что шабаш является не более чем наваждением, вызываемым злобой Дьявола. Однако в 1494г. «Repertorium Inquisitorum» установил, что если шабаш [исп. — aquellarre, козлиное поле] существует на самом деле, то колдуны (/orgumas) являются верооступниками, если же это заблуждение — то еретиками, но и тот, и другой случай относится к сфере деятельности испанской инквизиции. Первая казнь ведьмы, осуществленная испанской инквизицией, произошла в 1498г., когда Грациа де Валле была сожжена в Сарагоссе; другие казни состоялись в 1499 и 1500 гг. (3 женщины), 1512 (две) и 1522 гг. Льоренте, историк начала Х1Хв., утверждал, что 30 ведьм были сожжены в в 1507г. в Бискайе.

В 1526г. светские суды провели массовые суды за колдовство в Наварре, где Супрема расследовала все обвинения. Разумный подход, широкое обсуждение данной темы в дискуссиях и скептическое отношение 10 членов Супремы, объясняют отсутствие какой-либо обскурантистской паники в Испании вплоть до начала XVIIe. Обсуждались следующие вопросы:

1. Действительно ли ведьмы совершали те преступления, в которых они сознавались или это наваждение? Голосование было шесть к четырем в пользу реальности преступлений.

2. Если их преступления реальны, то следует ли обращаться с ведьмами как с прочими раскаявшимися преступниками, т.е. «примирять» их с церковью, или они должны быть доставлены в светские суды для казни? Большинство избрало прощение, однако, если предполагалось убийство, то светские суды должны подвергать их пытке как убийц.

3. Если их преступления иллюзорны, то каким образом их наказывать? Никакого решения не было принято.

4. Входят ли их преступления в сферу полномочий инквизиции? Большинство отвечало положительно.

5. Являются ли признания ведьм, при отсутствии прочих показаний, достаточными для обвинений? Мнения снова разделились. Вальдес, будущий Генеральный инквизитор, заявил, что саморазоблачения достаточно только для незначительных наказаний.

6. Как лучше всего следует избавляться от колдовства? Только трое из Супремы были за усиление преследований, большинство отдало предпочтение проповедям. Кроме того, Вальдес заявил, что не следует принимать у ведьм показаний против других лиц.

Эти умеренные заключения не обнародо-вались до 1530г., пока в Наварре (1527) и Бискайе (1528) не произошли две массовые вспышки, спровоцированные некоторыми инквизиторами. В 1530г. Супрема подавила угрозу охоты на ведьме Наварре и, несмотря на оппозицию, заставила замолчать собственных ревностных инквизиторов в Барселоне в 1537г., Наварре в 1538г. и в Галисии в 1551г. В остальной части страны епископские и гражданские суды, как и отдельные трибуналы инквизиции, иногда пытались применять обычные европейские приемы преследования ведьм, но Супрема гасила эти отклонения, намекая, что колдовство является иллюзией.

Однако в 1610г. в Наварре все же разразилась колдовская истерия. Стремясь опередить инквизицию, светские суды поспешно сжигали свои жертвы.

Аутодафе в Испании. ИзФилиппаванЛимбоха. «Histoire Inquisitionis» (1692).

Де. Ланкр, судья на массовых процессах баскских ведьм в 1609г., предполагал, что вспышка в Наварре распространилась из Па де Лабура, и предпочитал жестокое обращение с ведьмами во Франции снисходительному подходу к испанским ведьмам.

В последующие 75 лет испанская инквизиция пересмотрела свое скептическое отношение к охоте на ведьм и вместе с королем и епископами выступила в крестовый поход против тех, кто сотрудничал с Сатаной. Но специалисты вскоре разошлись во мнениях, Супрема вновь поменяла курс и издала Эдикт милосердия, обещавший раскаявшимся преступникам безнаказанность. Сбор показаний и признаний был поручен Алонсо Салазару де Фриасу. Его отчет, хотя и не отрицавший преступности колдовства, сделал осуждение почти невозможным и привел к прекращению процессов над ведьмами в Испании. Правда, в 1622, 1637, 1640 и 1641 гг., состоялись отдельные суды, но на них не было вынесено обвинительных приговоров. Супрема постоянно отстаивала снисходительность или отвод обвинений, иногда открыто противодействуя истерии, как например в 1641г., когда она приказала инквизиторам преследовать тех, кто избивал предполагаемых ведьм. В последующие десятилетия, произошло, возможно, порядка полдюжины судов за колдовство, но никто не был казнен после 1611г., хотя суды по обвинениям в чародействе продолжались.

5
Средняя: 5 (2 голосов)
Ваша оценка: Пусто



Мистика, тайны, открытия!

Vergesso.ru - первый мистический, развлекательный и образовательный сайт.

добавить на Яндекс

Загрузка...

Партнеры

Вход на сайт

© 2011-2017. Все права защищены. При использовании материалов с сайта — ссылка на vergesso.ru обязательна.