Германия была классической страной охоты на ведьм. Если в Англии казнили не более 1000 ведьм, то в Германии их погибло не меньше 100000. Английское законодательство запрещало использовать пытки, тогда как в Германии они были разрешены. Дж. Барр сообщает, что одна женщина была подвергнута 56 различным пыткам.

В Англии ведьм сжигали только после удушения, а в Германии сожжение заживо было предпочтительным способом казни. Современник, хронист из Вольфенбюттеля, писал в 1590г.: «количеством столбов место казни напоминало небольшую рощу». Во время путешествия в Кельн в 1631г. кардинал Альбицци отметил: «Ужасное зрелище предстало нашим глазам. За стенами многих городов и поселений мы видели многочисленные столбы, к которым были привязаны бедные и жалкие женщины, сжигавшиеся за колдовство». В Нейссе (Силезия) палач предвосхитил нацистов XX века, сконструировав печь, в которой только за один 1651г. зажарил 42 женщины и девушки. За 9 лет он сжег более тысячи человек, включая малышей от 2 до 4 лет. Такова была действительность охоты на ведьм в Германии.

В состав Германии входило около 300 больших и малых автономных территорий. Конституционно они составляли Священную Римскую империю и признавали Каролинский кодекс 1532г., предусматривавший за колдовство пытки и смертную казнь. В действительности же каждая земля подчинялась своим законам. Не только протестантские земли, как, например, Саксония, где закон1572 г. был значительно суровее Каролинского, но и Бавария игнорировала имперское законодательство. Иногда это было к лучшему Так, Бернард фон Рейсфельд, архиепископ Мюнстерский, разрешил в 1563г. судить за колдовство, но так сопротивлялся дальнейшим преследованиям, что это привело к его отставке в 1566г.

В 1582г. Генеральный синод протестантов Гессель-Касселя установил, что дьявол властен лишь над теми, кто боится колдовства, и, следовательно, никто не должен быть осужден за чародейство (Лангин). В 1657г. в Аморбахе (Майнц) судья Даниэль фон Франкенштейн отказался преследовать мнимых возбудителей бури, уничтожившей виноградники, потому что сиятельный князь-архиепискп Майнца Иоганн Филипп фон Шенборн (друг Шпее) освободил ведьм, арестованных ранее.

Правители изменяли законы в соответствии со своими вкусами. Так, Вильгельм III, герцог Юлиесбергский, находился под влиянием своего врача, скептика И. Вейера, и герцогство выделялось свободой от преследований. Аишь в 1581г., после апоплексического удара, герцог уволил Вейера и разрешил пытать ведьм. Филипп Адольф фон Эренберг, князь-епископ Вюрцбургский, безжалостно уничтожил сотни ведьм, включая (с одобрения иезуитов) и собственного наследника. Но вскоре после этой утраты (около 1630г.) он изменил свои взгляды, разрешил погребение казненных и прекратил суды. Под влиянием идей Фомы Аквинского Фридрих I Прусский около 1700г. собственноручно наказал одного из своих баронов за то, что тот казнил 15-летнюю девочку, признавшуюся на исповеди в сношениях с дьяволом.

В дальнейшем, поскольку преследования ведьм достигли максимума под влиянием Реформации (1570) и Тридцатилетней войны (1618-1648), когда обширные пространства переходили от католичества к протестантизму и наоборот, критерии определения колдовства менялись ежегодно. Так, в 1573г. женщина, обвиненная в колдовстве протестантским судом в Хагенау (Эльзас), была освобождена. В 1577г. она снова предстала перед судом, но уже католическим. Судебное разбирательство продолжалось целый год, женщину 7 раз пытали, наконец исповедали и сожгли. Одновременно казнили ее соучастника и привлекли еще шестерых женщин. Бамбергский епископат, возглавляемый князь-епископом Готфридом Иоганном Георгом II, был признанным центром преследования ведьм, однако, когда в 1632г. жители восстали и приветствовали протестантскую шведскую армию, судебные процессы были приостановлены до 1636г.

Действия властей часто не отличались последовательностью. Так, вначале иезуиты допускали колдовство, и их ведущие богословы, например, дель Рио, писали ужасные книги в поддержку охотников за ведьмами. Позже на этой позиции осталось меньшинство, и поэтому В. Таннер (1617) и отец Шпее (1631) возглавили борьбу с обскурантизмом. Лютеранин Карпцов, прозванный «законодателм Саксонии», хваставшийся, что он прочитал Библию 53 раза, и считавший себя последователем Фомы Аквинского, по слухам, отправил на костер 20000 ведьм.

Князь-епископ Фульды Балтазар фон Дер-нбах назначил судьей над ведьмами Бальта-зара Росса, жестокого фанатика, надеясь с помощью террора усмирить протестантов. Росс превзошел в садизме Бюирмана, всаживая раскаленные вертелы в женщин, подвешенных на дыбе. С 1603 по 1606 гг. он казнил 300 человек. Однако в 1606г. новый аббат, Иоганн Фридрих фон Швальбах, прекратил суды и посадил Росса в тюрьму (до казни в 1618г.), но не за «сожжение невинных», а за «установлени и присвоение непомерных налогов».

Дальнейшие расхождения были обусловлены тем, что для арбитражного рассмотрения спорных случаев привлекались богословские факультеты университетов, позиции которых не отличались единомыслием. Например, когда Максимилиан II, герцог Баварский, решил ввести пытки для ведьм, трое его советников выступили с возражениями. Тогда он обратился к университетам: Кельнский отверг пытки, а во Фрейбурге и Ингольштадте их одобрили. Даже в течение одного-двух десятилетии позиции могли существенно меняться. Во время Бланкенштейнского процесса 1676г. университет рекомендовал оправдать женщину, обвинявшуюся в убийстве с помощью колдовства. Спустя же всего 13 лет, в обстановке повсеместной истерии, тот же университет потребовал сожжения живьем ее дочери по сходному обвинению.

Таким образом, во множестве независимых государств, из которых состояла Германия, понятие колдовства существенно различалось. Некоторые из них, например, Австрия, Бавария, Трирское епископство, княжества Бамберг и Вюрцбург, свободный город Кельн рассмотрены в отдельных статьях; отдельные статьи посвящены также нескольким частным случаям, иллюстрируют типичную практику преследования ведьм за два столетия:

Фладе, Дитрих (Трир, 1588)

Лемп, Ребекка (Нордлинген, Швабия, 1590)

Юниус, Иоганн (Бамберг, 1628)

Бюффген, Кристина (Рейнбах, 1631 Кельн)

Неизвестная женщина (Эйхштадт, 1637)

Шюлер, Иоганн (Линдхайм, Гессе-Дармштадт, 1663)

Бланкенштейн, Капгрина (Наумбург, Саксония, 1676)

Алерс, Альте (Саксония, 1694)

Мария Рената (Вюрцбург, 1749)

Швагель, Анна Мария (Кемптен, Бавария, 1775)

Все эти статьи оставляют жуткое и ужасающее впечатление.

Несмотря на различные подходы к колдовству, из судебных отчетов столь различных государств вырисовывается общий образец немецкого преследования за колдовство, действовавший на всех германских территориях и отличный от аналогичных судебных уложений Франции или Англии. И фактически, даже если описать каждое государство в отдельности, оно не многим будет отличаться от данного образца. Кошмары следовали один за другим, и, как это явствует из вышеперечисленных статей, даже теряли свою остроту из-за повторений.

Концепция колдовской ереси пришла в Германию поздно, и суды над ведьмами не были повсеместными до 1570 или 1580 гг., в то время как повсюду в Европе массовые суды над ведьмами начинались с XVe., особенно в южной Франции и в районе итальянских Альп, распространившись затем в Швейцарию, Францию и Тироль.

Молитпор, профессор права в Констанце, посвятивший книгу о колдовстве эрцгерцогу австрийскому Сигизмунду, основывался на фактах деятельности инквизитора Крамера из Тироля [см. «Молот ведьм»], организовавшего охоту за ведьмами. Отсюда «колдовская ересь» стихийно распространилась через южную Швабию в Вюртемберг и Франконию, а затем в Рейнланд. Единичные суды над ведьмами отмечались в Гейдельберге в 1475г., Метце — в 1488, Фельсе — в 1506, Вальдзее в 1518 и Гамбурге в 1521г., а далее повсеместно. Из южной Франции, где соб-твенная инквизиция, боровшаяся с альбигойцами, еще в XlV в. перешла на ведьм, поиски ведьм прошли по долине Роны, через Лион и соединились с тирольской волной во Франш-Конте, Эльзасе и Лотарингии.

Существует ошибочное мнение о народном происхождении понятий о колдовстве. Но обычные люди не мстили ведьмам, подавая на них в суд. Конечно, злые колдуны могли подвергнуться линчеванию, но организованного преследования не было никогда. Оно не могло бы возникнуть без вмешательства священников и пасторов, которые настраивали безразличных или враждебно настроенных прихожан на веру в гибельность предполагаемых сношений колдунов с дьяволом. Инквизитор Крамер был изгнан из Тироля разгневанными жителями. Концепция суда над ведьмами (доносы неизвестных осведомителей, таинственное и ужасное преступление, заставляющее приостановить обычную процедуру судопроизводства, пытки, принуждающие к признанию и сожжение осужденных) была чужда обычному тевтонскому праву. Но, в отличие от Англии, сохранившей похожую систему англосаксонского обычного права, Германия заменила ее римским имперским и каноническим законодательством. Новые идеи распространялись по всей Германии тысячами проповедников (подобных Планчу в 1507г. или Кайзерсбергу в 1517г.), сотнями законов и руководств для судей, пока колдовская ересь не вошла в повседневную практику.

Однако ее концепция вполне оформилась лишь после Тридентского собора 1563г., когда под влиянием ордена иезуитов Германия вновь вернулась в лоно католической церкви. Подобно тому как доминиканские инквизиторы распространили теорию колдовской ереси в XVI и XVII вв. по всей Ьвропе, так и иезуиты внедрили ее в Германии в XVII и XVIII вв. Сначала они набрали силу в Австрии, а затем, в 1590г., несмотря на апатичность местного духовенства, настояли на принятии законов, с которых в Баварии началось преследование ведьм. Влияние иезуитов преобладало в Бамбергском, Вюр-цбургском и Трирском епископствах.

В 1589г. Клаудио Аквавита, глава ордена, распорядился, чтобы его члены в Рейнланде склоняли местных правителей к судебному преследованию ведьм, а жителей — к доносам на соседей. Священники же, напротив, не Должны были вмешиваться в процессы. Похожие распоряжения были сделаны и другими иезуитами, например, Георгом Шерером и Иеремией Дрекселем. А иезуитские богословы, в частности, Петр Тирский, начали пропаганду в университетах.

Эти внезапные изменения взглядов хорошо видны в отчетах о сожжении ведьм до и после третьей четверти XVI в.:

Вальдзее (Вюртемберг)        1518-1581

1581-1594      228

Энсгейм (Эльзас)      до 1571

1571-1620      288

Ханн (Эльзас)           до 1572

1572-1620      4150

Оснабрюк (Ганновер)          1583 - 1589    21133

Однако католики вовсе не обладали «монополией» на преследование колдовства; протестанты тоже стали гонителями ведьм, причем не то что бы не менее, а иногда даже более ярыми. В эту эпоху вера в Бога неразрывно связывалась с убеждением в существовании его антагониста, и страх и ненависть по отношению к тем, кто вступал в сношения с последним, распространились во всех государствах империи как среди католиков, так и среди протестантов. Можно сказать, что лютеране были даже более «помешаны на дьяволе». В Большом катехизисе Лютера он упомянут 77 раз, а Христос — только 63 раза; и в выявлении врагов Господних они были не менее принципиальны, чем католики. Так в протестантской Саксонии, в Кведлинбурге с населением в 12000 человек в один день 1589г. было сожжено 133 ведьмы — одно из самых больших зафиксированных сожжений. 4 красивых девушки были освобождены палачом, объявившим, что дьявол покинул их.

Неверно утверждать, что одна религия подвергала ведьм большим гонениям, чем другие, поскольку примитивные люди, мало соприкасавшиеся с какой-либо верой, часто признавали лишь авторитет личности. Для Бамбергского епископа Готфрида Иоганна Георга таковым являлся профессор Карпцов из Лейпцига. И все-таки наиболее жестокие и длительные судебные процессы происходили в католических княжествах и прежде всего там, где правили князьяцеркви: в Майнце, Бамбер-ге, Вюрцбурге и Трире, а также Фульдеком аббатстве.

Сожжение заживо в соломенной хижине фрау Пеллер и бургомистра Лиртцена в 1631 г. Из книги Германа Лоэра «Hochno-tige Klage».

В 22 деревнях, принадлежащих монастырю Св. Максима (в окрестностях Трира), с 1587 по 1594 гг. было казнено 368 ведьм. Хроника утверждает, что 2 деревни были стерты с лица земли, а в двух других остались в живых лишь две женщины. В Страсбурге с 1615 по 1635 гг. сожгли 5000 ведьм (Клеле). Католический ученый Карл Хаас считает, что в протестантских землях Вюр-темберга и Швабии в это же время гонений было меньше, и, кроме того, они раньше прекратились. Так, в Пруссии король Фридрих Вильгельм практически прекратил суды над ведьмами в 1714г. (последний состоялся в 1728г.), в то время как в австрийском Тироле в 1707г. был принят наиболее суровый закон против ведьм. В католических районах лютеранского Вюртемберга гонения усилились в 1746-1747 гг. В католическом Энлангене (баденском городе, принадлежавшем Австрии) с благословения Фрейбург-ского университета 24 апреля 1751г. была заживо сожжена женщина. В 1749г. гражданские власти в Вюрцбурге казнили сестру Марию Ренату, приговоренную епископским судом. И последней за колдовство в Германии была казнена Анна Мария Швагель в 1775г. Кардинал Гонорий начертал на приговоре собственной рукой: «Да свершится правосудие».

Преследование ведьм достигло высшей точки во время Тридцатилетней войны. Безжалостность воюющих и их религиозный фанатизм стимулировали желание уничтожать ведьм, хотя во многих местах военные действия вызывали, по крайней мере, временное прекращение сожжений — в связи с оккупацией этих территорий шведской армией. После войны истерия редко восстанавливалась в прежнем объеме. Однако в некоторых местах, особенно пострадавших от войны, время повернулось вспять. Жесточайшие вспышки гонений отмечались в имперских городах: Эслингене (Вюртемберг) в 1662-1665 гг. и в Зальцбурге (Австрия) в 1677-1780 гг. Но военные годы были самыми худшими.

Так, за один 1629г. в Мильтенбурге (архиепископств Майнцское), маленьком городке с населением 3000 жителей, было сожжено 178 человек и еще 56 в деревнях. В Бургштадте, с еще меньшим населением, — 77 ведьм, а в небольшой деревне Эйхенбугель — 19 ведьм.

В Германии колдовская ересь не просто распространилась шире, чем в других странах; преследования здесь были безжалостнее, чем где бы то ни было. Не имеющий себе равных по жестокости суд над ведьмами состоялся в 1661г. в Аиндхейме; его описание и сейчас читается как кошмар [см. Шулер, Иоганн].

Без пыток охотники за ведьмами могли бы найти очень мало жертв. Маркграф Филипп запретил пытки в 1526г., и о колдовстве здесь не слышали до 1564г., когда с помощью пытки изобличили жертву, сожженную как ведьму. Суды над ведьмами умножились лишь после того, как была подавлена оппозиция, протестовавшая против пыток. Германия была страной пыток. И в этом смысле Бамберг, средоточие ужаса, не был исключением: во многих городах имелись специальные тюрьмы для ведьм и «ведьмин-кие башни» (Hexenturm), где применялись одни и те же пытки.

В Теттванге (Вюртемберг, около Констанца) в 1608г. отец семейства умер в тюрьме от пыток; его жену 11 раз подвешивали на страппадо до признания, а их 12-летняя дочь в течение одного дня подвешивалась 11 раз, причем к ее ногам привязывали 50 - фунтовый груз. Только через десять недель после этого палач решил, что она достаточно поправилась, чтобы выдержать дальнейшие пытки и не умереть от них. В Хагенау (Эльзас) Анну Швагель, 65-летнюю вдову, содержали в тюрьме 4 месяца (1627-1628). За это время ее несколько раз подвешивали на страппадо, а также пытали «испанским сапогом». Все это было общепринятой практикой; более оригинальные методы отражены в различных источниках [см. Библиография].

В отчете о судах в городе Оффенбурге упоминается о пытке с помощью утыканного острыми иглами железного стула, под которым разводили огонь. Подобное приспособление почти всегда приводило к признанию в течение 15 минут. В том же отчете сообщается лишь о двоих, которые не признались: Якобе Линдере, подвергнутом пытке трижды в январе 1629г., и Готтер Несс, также подвергшейся пытке три раза в том же году. Когда ее посадили на стул в третий раз 3 декабря 1629г., она была так слаба, что могла умереть в любую минуту. Напротив, некоторые эксперты считали наиболее эффективным методом получить признание и имена сообщников — лишение сна, которое применял в Англии Хопкинс. В распространявшемся в начале XVIIs. в Эльзасе справочнике по ведьмам отмечалось, что этот простой метод имеет то преимущество, что обвиняемый никогда не Умрет под пыткой.

Документы опровергают и другое заблуж-:ние, что ведьмы якобы были отбросами общества. О том, что за люди обвинялись в олдовстве, свидетельствуют два письма Ду-Рена, священника из Альфтера, около Бонна рициальной резиденции кельнского архиепископа), к графу Вернеру фон Сальму. Первое описывает ситуацию в начале ХУНв. ледующим образом: «Я не писал так долго гому, что ничего примечательного не случалось, кроме яростного сожжения ведьм, знавшегося в Бонне. Сейчас в тюрьме

находится состоятельная женщина, муж которой недавно был членом боннского магистрата и хозяином гостиницы «Под знаком цветка». Не знаю, Ваша милость, были ли Вы с ним знакомы. Возможно, что она и ведьма, и день ото дня усиливается мнение, что ее казнят, и, без сомнения, некоторые из этих (лютеранских) тупиц последуют за ней».

Второе, более позднее, письмо иллюстрирует истерию преследований:

«Жертвами погребальных костров в основном становились мужчины. Кажется, вовлечено полгорода: профессора, студенты, изучавшие право, пасторы, каноники, викарии и монахи уже арестованы и сожжены. Семьдесят семинаристов готовились принять сан у его преосвященства; один из них, одаренный музыкант, вчера был арестован, двух других искали, но им удалось бежать. Канцлер с супругой и жена его личного секретаря уже схвачены и казнены. На Рождество Пресвятой Богородицы (7 сентября) казнили воспитанницу князь-епископа, девятнадцатилетнюю девушку, известную своей набожностью и благочестием. Я видел обезглавленного и сожженного каноника Ро-тензаэ. Трех - четырехлетних детей объявляли любовниками дьявола. Сжигали студентов и мальчиков благородного происхождения от девяти до четырнадцати лет. В заключение скажу, что дела находятся в таком ужасном состоянии, что никто не знает, с кем можно говорить и сотрудничать»;.

Очень похожий отчет дается и канцлером Вюрцбурга, написанном позднее, в 1629г. [см. Вюрцбургские суды].

Согласно приведенным письмам, ведьм обнаруживали среди богатых горожан. И это не было случайностью. Как светские, так и духовные суды одобряли конфискацию собственности еретика как «второе оружие инквизиции» (пытка была первым). Когда пахло деньгами, протестанты становились столь же религиозными, как и католики. Более того, без надежды на скорую наживу лишь немногие светские суды так легко последовали бы за духовенством. Цольден-Хеппе считает, что протестантские правители небольших территории превосходили всех яростью преследований.

Иллюстрацией того, как преследование ведьм связывалось с извлечением выгоды, может служить Оффенбург (Баден), маленький город с населением в 2-3 тысячи жителей.

В 1627г. несколько женщин из Оффен-бурга были вовлечены в процесс другими «ведьмами» из соседнего городка Артенбер-га, чья вина уже считалась доказанной; эти «ведьмы» якобы видели обвиняемых на шабаше на горе Блоксберг. Оффенбургский штадтсрат (городской совет), действуя через комитет, затем начал поиски ведьм, особенно среди обеспеченных горожан и собрал большие доходы от пятерых ведьм, которых он сжег 12 января 1628г. Затем наступило затишье на полгода, пока город был оккупирован шведской армией. Но 27 июня совет начал с того, на чем остановился, и стимулировал истерию, объявив награду в 2 шиллинга за каждую пойманную ведьму. К 7 июля он нашел и сжег 4 богатых женщин. В это время австрийские власти, которым в городе принадлежала значительная собственность, объявили, что собственность ведьм переходит к императору. Оффенбургский штадтсрат, не видя никаких оснований для пополнения императорской казны, прекратил преследовать ведьм до тех пор, пока решение о конфискации не будет отменено. После тяжбы Австрия сняла свои притязания, и ратуша вернулась к сожжениям. Она экспроприировала собственность четырех состоятельных женщин, сожженных 23 октября, еще четверых 13 декабря и трех богатых мужчин 22 января 1622г.

Некоторые из горожан поняли, что скоро все будут объявлены колдунами, и обжаловали практику использования показаний, полученных под пытками. Подобное заявление подрывало саму основу охоты на ведьм, и городской совет быстро усмирил оппозицию тем, что сжег двух ее представителей. Затем он вернулся к делам. 4 мая были сожжены две женщины, 25 мая — еще четыре и один мужчина, 8 июня — две женщины и два мужчины, а 29 августа — еще две ведьмы. Затем появилось новое препятствие: духовенство пожаловалось, что его доход от конфискаций слишком мал. И снова суды над ведьмами прекратились, пока ратуша не достигла соглашения с духовенством. В октябре сожжения возобновились: четверых сожгли 19 октября и еще стольких же 23 ноября. Но духовенство почувствовало, что не сможет реализовать своих притязаний, и тайно подучило бсужденных ведьм отказаться от своих показаний. Поскольку теперь был затронут их карман, церковники решили опротестовать моральную сторону пыток. Разразился скандал, и населению Оффенбурга удалось обуздать ратушу по крайней мере на несколько лет. Таким образом, всего за два года (1628-1629) в одном лишь маленьком городе было сожжено по обвинению в колдовстве 79 человек (Карл Лемпенс, со ссылкой на «Offenburger Ratsbucher»). Другой подобный скандал в связи с распределением прибылей разразился в Хагенау (Эльзас) в 1629г. 29 января были казнены четыре состоятельных человека, и это вызвало разбирательство между Hexenausshuss, городской комиссией по колдовству, и Reichsshultheiss, судебными властями, представлявшими интересы императора. Требования были удовлетворены после раздела прибылей на три части: комиссии Хагенау, императору и эрцгерцогу Леопольду как оберландфоггу. При этом городу .указали, что, если выплаты не будут сделаны, то многие ведьмы избегнут казни, и имя Господне будет опорочено.

Бамбергское епископство превосходило остальных не только в пытках, но и в извлечении легких денег. Список, составлений в 1631г. после прекращения казней в конце 1630г., дает представление о размере собственности, изъятой у некоторых ведьм, сожженных в предыдущем году. Все они были состоятельными гражданами, например:

Георг Нейдекер, состояние — 100 тысяч флоринов,

Барбара Шлейх, — 2 тысячи флоринов,

Кристина Мильтенбергер — 9-10 тысяч флоринов,

Маргарета Офелер — 7-8 тысяч флоринов

Маргарета Эдельверт — 10 тысяч флоринов,

Каспар Кюрнер, бейлиф из Мюнхберга — 9-10 тысяч флоринов,

Вольфганг Гофмейстер, казначей из Бам-берга — 50 тысяч флоринов.

Документ гласит, что князь-епископ и его люди собрали с казненных 500 тысяч и еще 222 тысячи с тех, кто еще был в тюрьме (апрель 1631г.).

Когда конфискации запрещали, гонения на ведьм прекращались. Так, когда император Фердинанд II (1619-1637) запретил все конфискации как грязное дело (schmutzig), и в тех районах, где указ выполнялся, охота за ведьмами ослабевала.

Ужас (Schrecken) — наиболее подходящее слово для определения охоты на ведьм в 1 ермании. Немногие смельчаки, выступавшие против нее — священники, адвокаты, коммерсанты — обвинялись в более тяжком преступлении, чем колдовство, союзничестве с ведьмами. Им угрожали, их пытали, обрекали на молчание, ссылали или сжигали.

Возможно, наиболее четкое представление об охоте на ведьм в Германии содержится в немногочисленных личных письмах тех, кто :лучаино выжил, например, Лемп и ее семьи, или в поразительном послании бургомистра Юниуса к дочери. Даже подневный отчет о пытке и признании неизвестной женщины в Эйхштадте поражает читателя меньше. Теория редко трогает сердце, и эти душераздирающие письма лучше, чем любой список казненных, передают зловещую сущность немецкой охоты на ведьм.

0
Голосов пока нет
Ваша оценка: Пусто



Мистика, тайны, открытия!

Vergesso.ru - первый мистический, развлекательный и образовательный сайт.

добавить на Яндекс

Загрузка...

Партнеры

Вход на сайт

© 2011-2017. Все права защищены. При использовании материалов с сайта — ссылка на vergesso.ru обязательна.